«История одной мужской дружбы — Муслим Магомаев — Иосиф Кобзон»

/

fotoarhiv-0-8769

На юбилее Иосифа Кобзона

Они никогда не соревновались за первенство на музыкальной сцене, а всегда с большим уважением и достоинством относились к творчеству друг друга, отличались высокими человеческими качествами и были примером для всех. Муслим Магомаев и Иосиф Кобзон — эти великие личности Азербайджана и России всегда связывала настоящая мужская дружба. Сегодня народному артисту СССР Иосифу Кобзону исполнилось 75 лет. И в этот знаменательный день мы представляем читателям Trend Life материал » История одной мужской дружбы».

Их первая встреча состоялась в далеком 1961 году.

«Помню. Это был далекий 1961 год, — вспоминает о друге Иосиф Кобзон — Совсем юный Муслим в потертом коротком пиджачишке, брючках выскочил на сцену. Такой весь испуганный. Это уже потом он вырос в великого мастера, выдающегося исполнителя», — вспоминает Иосиф Кобзон.

Они никогда не были конкурентами, каждый занимался своим творчеством и радовался успеху друг друга. Величие человека в том и заключено, чтобы радоваться успеху ближнего.

» У нас были замечательные отношения. Мы вместе ловили рыбу, ели шашлык, общались семьями. С Муслимом и Тамарой у нас были очень дружеские отношения», — вспоминает Иосиф Кобзон.

Они никогда не говорили «Это Моё» и всегда признавали достоинства друг друга.

«Ког­да Александра Пахмутова предложила мне попробовать спеть ее песню «Поклонимся великим тем годам», я поблагодарил и возвратил клавир: «Лучше Иосифа песню никто не споет». Кобзон действительно поет эту песню потрясающе пронзительно: когда плачет мужчина — ком в горле…», — вспоминал Муслим Магомаев.

А в одном из интервью Муслим Магомаев отметил правильный выбор режиссера Татьяны Лиозновой в пользу Кобзона для исполнения песни в знаменитом фильме«Семнадцать мгновений весны».

«Хотя на запись песен к фильму «Семнадцать мгновений весны» пробовали меня, а голос в итоге звучит его. Считаю, что Татьяна Лиознова была права, выбрав Кобзона. Потому что голос Иосифа Давыдовича Тихонову подходил больше, чем мой», — вспоминал Муслим Магомаев.

«С Муслимом всегда было приятно общаться и дружить, он украсил своим пением многонациональную советскую культуру. Он был воистину национальным достоянием. По популярности он превзошел всех. Страсти по Магомаеву можно было сравнить только с безумием из-за «Битлз». Думаю, он был даже больше популярен, чем они. Надо было видеть, что творилось, когда Муслим приезжал в какой-нибудь город. Поклонники поднимали и несли на руках его автомобиль, караулили у гостиницы, под концертным залом. Мы с ним неоднократно гастролировали, выступали на разных фестивалях. Подобного успеха не знал никто в мире», — вспоминает Иосиф Кобзон.

fotoarhiv-0-9738

На программе «Под знаком зодиака»

В своей книге «Любовь моя-мелодия» Муслим Магомаев пишет:

«В нашей песне еще недавно работали профессиона­лы — композиторы и поэты. Сейчас пока это редкое явление. Зато уровень нашей эстрады продолжают поддерживать ее признанные мастера и талантливые певцы мо­лодого поколения. Первым в этом ряду называю Иосифа Кобзона. Возможно, у многих сразу возникнет невольный штамп — «старейшина», «генерал» нашего эстрадного цеха. Ерунда все эти ярлыки и звания! Кобзон есть Коб­зон. Равнозначная себе величина. И то, что мэтр чаще других появляется на телеэкране, у микрофонов радио, а в последнее время и в среде политиков — это еще ни о чем не говорит.

Для кого-то он отец-наставник, профессор и совет­ник; для кого-то объект зависти или антипатии… Для меня — коллега и друг, с которым мы разделили столько и светлых и печальных дней нашей жизни. Иосиф живет, вернее сказать, творит жизнь и по сей день в чрезвычай­ном режиме, который бы я определил так: «готовность номер один»…

Я уважаю в Иосифе отзывчивого человека. Многие знают о его помощи людям. Он помогал и помогает всем, кто в этом нуждается. Отмечу эту его черту и я. Не могу сказать, что я что-то когда-то просил у него. Не обо мне речь.

Есть люди, облеченные властью, которые могли бы помочь, да, увы, не помогают. Есть и такие, кто умеет охотно обещать и невежливо забывать обещанное. Иосиф — человек слова. Великолепная, но редкая черта в наше цинично равнодушное, суетное время.

Кобзона нередко предавали — в том числе и те, кому он помогал. Случались времена, когда ему было чертовски трудно. Вокруг его имени начиналась настоя­щая свистопляска — было такое впечатление, что все, кто держал в руках перо или микрофон, соревнуясь в пакостях, дружно ополчились против артиста, а глав­ное, против бизнесмена. А что же те, кому он в свое время протянул руку помощи? Где были они? Кто-то сыграл в глухонемого, кто-то согласно кивал из толпы злопыхателей.

Кобзон же, может, и стал осмотрительней по части своей «скорой помощи», но своему природному альтруиз­му не изменил.

Я не раз говорил о его певческой выносливости. По­вторю то, что как-то написал к очередному юбилею ар­тиста: «Кобзон спел советских песен больше, чем их на­писали». Это и в шутку, и всерьез.

Он не обиделся. Наоборот, оценил юмор, в котором больше серьезного, чем иронического. Да, у Иосифа бес­предельное желание петь и столь же беспредельные воз­можности его голосовых связок и всего организма, а так­же феноменальная память.

Но не только память феноменальна у Кобзона: он по­ражает и песенными марафонами. Вы можете назвать пев­ца, который в силах отпеть на сцене восьмичасовой рабо­чий день в стиле и темпе нон-стоп? Я не могу понять, как это возможно. Физиология? Да! Профессионализм как черта характера? Безусловно! Но ведь есть за этим и еще нечто непостижимое, что ни разгадать, ни объяснить не­возможно.

Дай-то Бог ему и дальше ставить рекорды, а главное, оставаться самим собой. Сильной натурой. В творчестве. В политике (хотя лично мне эта его ипостась не так ин­тересна). В любви».

Замечательные слова!!!

Magomayev_Kobzon_110912_03

На юбилее Муслима Магомаева

25 октября 2008 года… Иосиф Кобзон был потрясен смертью друга и коллеги Муслима Магомаева.

«Свой огромный талант Муслим пронес через всю жизнь, Причем талант Магомаева проявился во всех ипостасях: оперного певца, эстрадного исполнителя, просто человека. Он великолепно играл на фортепиано, писал музыку, рисовал… Удивительный талант. Такого я не знал ни до него, ни после. Думаю, это хорошая единица измерения: «один Магомаев», а все остальные уже были дробные от него. Единственное утешение, которое нам осталось, — это его записи. Для тех, кто его знал, они будут напоминанием о великом таланте Муслима Магомаева, а для тех, кто не знал его, станут открытием его одаренности. В мире звезд — это особая планета, равной которой нет и неизвестно, появится ли когда-нибудь еще «, — сказал Кобзон о безвременно ушедшем друге, который навечно останется в памяти людей.

Их настоящая мужская дружба является ярким примером для многих поколений…


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>