Муслим Магомаев и Марио Ланца


 

Скачать книгу «Великий Ланца»

Mario_Lantsa

50 лет назад 7 0ктября 1959 года скончался выдающийся американский певец (тенор) и актер итальянского происхождения Альфредо Арнольдо Кокоцца , более известный как Марио Ланца́. По некоторым утверждениям, если бы он не предпочел кинематограф оперной сцене, превзошел бы даже Карузо. Марио Ланца, безусловно, повлиял на таких певцов будущего поколения как Лучано Паваротти, Хосе Каррерас и легендарного азербайджанского певца, короля советской эстрады Муслима Магомаева.

Из советских эстрадных артистов по линии Госконцерта Муслим Магомаев первым поехал в США. Гастролировали по большим городам: Нью-Йорк, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелес. Зрители очень тепло принимали артиста. Муслим Магометович часто посещал эту страну и в связи с работой над книгой о легендарном Марио Ланца.

Когда он провел на радио цикл из 5 передач, посвященных творчеству этого великого исполнителя, и поделился со слушателями планами написать книгу о нем, откликнулось немало бескорыстных помощников.

В 1989 году Муслим Магомаев и Тамара Синявская получили приглашение принять участие в ежегодном вечере, приуроченном к дате кончины певца (7 октября 1959 года). Встретили их необычайно радостно — впервые за 30 лет после смерти Ланца в вечере его памяти участвовали артисты из Советского Союза. Всю свою любовь к Ланца, великому певцу XX века, Магомаев выразил в первой книге, написанной о нем в СССР, которая увидела свет в 1993 году в издательстве «Музыка». После рассказов о Марио Ланца на радио пришло много благодарственных писем от радиослушателей, и было решено продолжить цикл. Вышли передачи о других выдающихся певцах — Марии Каллас, Джузеппе ди Стефано…

Через некоторое время Магомаеву предложили сделать то же самое, только для телевидения, — так появился цикл передач со Святославом Бэлзой «В гостях у Муслима Магомаева». Они рассказывали о Марио дель Монако, Хосе Каррерасе, Пласидо Доминго, Элвисе Пресли, Фрэнке Синатре, Барбре Стрейзанд, Лайзе Миннелли. Последней работой в этом цикле стал рассказ о великом дирижере Артуро Тосканини.

Из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»

«Мне привелось не раз посещать Соединенные Шта­ты и в связи с работой над книгой о Марио Ланца. Теперь, когда книга написана и издана и все трудно­сти позади, можно вспомнить о том, сколько всего было на ее пути. У нас в стране материалов для книги о Марио Ланца было явно недостаточно. Когда-то, еще до своей стажировки в Италии, я смог прочитать лишь небольшую переведенную книжечку о нем, которую мне дал Владимир Атлантов. Читал я также редкие публикации об этом певце, появлявшиеся у нас. Но полной картины жизни великого Ланца, которого Артуро Тосканини назвал величайшим голосом XX века, у меня пока не было. Зато когда я на радио провел цикл из пяти передач, посвященных творчеству Марио Ланца, и поделился со слушателями своими планами написать книгу о нем, на это откликнулось немало бескорыстных помощников. Они предоставили мне раз­личные материалы, которые бы я мог использовать в своей работе… С особой благодарностью вспоминаю филадельфийца Винсента Де Фини, одного из преданных почитателей и хранителей памяти о Марио Ланца. Сам Винсент из про­стых работяг: его делом была ночная работа — развозить по киоскам газеты и журналы. Хотя он типичный итальянец, но уже «американского разлива». Его итальянский язык оставлял желать лучшего: я, хорошо знающий язык, понимал мистера Де Финн с трудом. Он пригласил меня к себе, и я был поражен видом его квартиры: какие-то блестящие побрякушки, статуэточки… Настоящая красивая барахолка… Но когда я уви­дел, сколько им собрано материалов, связанных с име­нем Ланца, то понял, что у этого работяги явный дар коллекционера-изыскателя. Его увлечение перекрывало незатейливость его основного занятия. Де Финн показы­вал мне атрибуты одежды своего кумира: вот в этом пид­жаке Марио снялся в таком-то голливудском фильме, вот эта шляпа-борсолино из «Серенады большой любви», а этот роскошный галстук из фильма «Великий Карузо»… Все это стоило коллекционеру немалых денег: ведь вещи знаменитых людей, как правило, покупаются на аукцио­нах… А диски с записью голоса Ланца! Винсент собирает их по всему миру. Он очень обрадовался пластинкам, издан­ным в Советском Союзе, которые я ему подарил. Я ре­шил преподнести ему и те пластинки Ланца, которые ку­пил в свое время в Италии. Они очень удивили Винсен­та — их в его коллекции почему-то не было. А еще я уви­дел афиши, фотографии… Винсент Де Фини показывал мне все это свое богат­ство и веером раскладывал на полу. Картина была внуши­тельная, даже с какой-то долей мистики: на нас в тысячу лиц и глаз смотрел великий тенор в разных своих обличь­ях и облачениях. Вот он совсем юный, вот красавец-муж­чина в военной форме, вот джентльмен в смокинге, вот в пышном наряде героя-любовника, вот в рубашке-апаш рядом с очаровательной кинозвездой Зазой Габор. А вот он в спортивной форме и боксерских перчатках в агрес­сивной наступательной позе; вот на концертной сцене, а вот дома, у камина… Марио в одиночестве и Марио в окружении своих прелестных детей, матери и жены, отца и деда… Я был заворожен увиденным. Но меня тут же взяла оторопь — сколько же я должен буду выложить денег, чтобы приобрести хоть что-то из этого коллекционного роскошества? Хотя бы что-то… Но наша общая любовь к великому певцу упростила дело. Винсент, милейший человек, подарил мне доста­точно фотографий, да к тому же дал возможность пере­писать те фильмы с Марио Ланца, которых не было в нашем прокате, и телеинтервью, и киношоу с его учас­тием… В 1989 году мы с Тамарой получили приглашение от Винсента Де Фини принять участие в ежегодном вечере, приуроченном к дате кончины певца (Ланца умер 7 ок­тября 1959 года). Эти октябрьские «траурные балы» (такое вот необычное сочетание) организуют Филадельфийское и Британское общества (помимо них в мире существует более десяти других обществ Марио Ланца). Они объеди­няют свои усилия, ищут спонсоров, но вечер проходит в Филадельфии, на родине Ланца, где существует и его музей. Нас торжественно представили почитателям и близ­ким великого певца, объявили о нашем выступлении. Встретили нас необычайно радостно — впервые за 30 лет после смерти Ланца в вечере его памяти участвовали ар­тисты из далекого Советского Союза. Тогда мы и познакомились с чудесными, очень напо­минающими отца, детьми Марио Ланца, с его многолет­ним другом Терри Робинсоном, в прошлом чемпионом по боксу и победителем конкурса мужской красоты в Нью-Йорке, «Мистером Нью-Йорк-сити». После смерти Марио и его вдовы Бетти Терри воспитывал их детей — двух дочерей и двух сыновей. Конечно, годы берут свое, но и через столько лет в этом человеке еще сохранялась и былая сила, и благородная красота. Сколько душевных сил потратил Терри, стараясь уберечь друга от всех его недугов! Но, увы, от судьбы не убережешь. Тамара, русская певица, решила тем не менее спеть итальянские песни. Как я понимаю, в честь исторической родины нашего общего кумира. Я тоже, по тем же сооб­ражениям, остановился на песне «Вернись в Сорренто». Хлопали нам дружно, горячо. Но настоящий обвал слу­чился позже, когда я «выдал» публике нашу, русскую «Вдоль по Питерской». Семья Ланца встала. Меня не хоте­ли отпускать. Мне было, конечно, приятно, но и нелов­ко: не пристало как-то в эти дни памяти Марио Ланца козырять своим пением… И все-таки меня заставили петь еще и еще. Итальянцам, конечно, льстит, что артисты из Совет­ского Союза поют их песни не хуже земляков. Но не ме­нее сердечно они слушают и принимают то, чем богаты другие народы. Американским поклонникам певца я подарил наш альбом с записями голоса Ланца, который сам составил и снабдил комментариями, небольшими рассказами из своей будущей книги, связанными с теми или иными со­бытиями его жизни. Мы договорились в скором времени встретиться с детьми Ланца и Терри Робинсоном уже в Лос-Анджелесе, где они живут… …Благодаря бакинцу Валерию Хассину-Кейсину и был устроен прекрасный вечер в русском ресторане в Лос-Анджелесе, на который мы пригласили семью Марио Ланца. Конечно, так можно сказать весьма условно, ибо семья великого певца рассеяна по Америке. К сожа­лению, один из сыновей Марио Ланца, Марк, умер, как и его отец, в возрасте тридцати семи лет (говорят, Марк злоупотреблял наркотиками). Другого сына Ланцы, Дэймонда, на встрече не было. Приехала младшая дочь Ма­рио, Элиса, с мужем, милая женщина, с прекрасной внешностью, скромная, тактичная. Был и Терри Робин­сон, все еще бодрый и жизнелюбивый джентльмен. Терри Робинсона я пригласил приехать к нам в стра­ну, но, к сожалению, эта поездка не состоялась. Жена Терри, бывшая балерина, после автомобильной катастро­фы стала инвалидом и могла передвигаться только в ко­ляске. Без нее он ехать не хотел. А с ней… Ведь у нас ни­где — ни в транспорте, ни в театрах, ни в ресторанах — нет специальных приспособлений, чтобы инвалиды в своих колясках могли чувствовать себя спокойно и удобно. А Терри даже представить себе не мог, что пойдет, на­пример, в Большой театр без жены, которую он по-прежнему обожает. Зато Винсент Де Фини приезжал в Москву по моему приглашению. Мы показывали ему достопримечательно­сти столицы, водили в Большой театр. Он попросил отве­сти его в наши магазины. Зашли с ним в один из лучших наших тогдашних гастрономов — в «Елисеевский» — и увидели огромную очередь. Подошли поближе к витрине, и Винсента поразило то, за чем стояли люди, — темного цвета мороженое мясо. Когда он увидел эту толпу людей, это странного цвета мясо и то немногое, что еще было тогда в магазине, в его глазах появились слезы. Я удивил­ся и спросил: — Что с тобой? Лучше бы я тебя сюда не приводил. — Я сейчас подумал о другом. Пусть бы мои дети по­смотрели на это, а то они считают, что им плохо живется. Тогда бы они поняли, что такое действительно плохо жить… С семьей Марио Ланца я не переписываюсь: неловко беспокоить людей, у которых и своих забот хватает. Все, что можно, всю свою любовь к Ланца — великому голосу XX века — я постарался высказать в книге о нем. В пер­вой книге, написанной об этом певце в Советском Союзе. Жаль, что семья и друзья Марио Ланца не познако­мились с ней: до сих пор нет английского варианта кни­ги. Тешу себя надеждой, что читатели этих моих воспо­минаний прочитают и книгу «Великий Ланца», закон­ченную еще в 1990 году и вышедшую в 1993-м в изда­тельстве «Музыка». Вышедшую с трудностями, потому что тогда уже начался распад большой страны, появи­лись дополнительные проблемы не только с бумагой, но и с финансами, преодолеть которые мне помог Банк культуры при Министерстве культуры Республики Азер­байджан… Я счастлив, что в моей жизни, уже зрелой жизни, был этот легендарный человек. Про многих артистов мирового уровня я рассказывал по нашему радио и телевидению, но захватила и потрясла меня именно трагическая и пре­красная судьба Марио Ланца. Я понимал его темпера­мент, импульсивность его творчества. Певец умирал в каждой своей песне, он ждал мгновенного отклика у слу­шателя — и концертная эстрада, которую он предпочел опере, давала ему такую возможность. Но главное, он жил страстно, безоглядно, сердцем… Так пел, так же и умер… Метеор, появившийся на небосклоне и сгоревший в плотных слоях жизни…»

«Предисловие» и «Послесловие» из книги Муслима Магомаева «Великий Ланца»

Предисловие

«Отчего так рано уходят гении? ( ред. — Марио Ланца умер в 38 летнем возрасте от обширного инфаркта) По крайней мере, большинство из них. Счет ли времени определен для них? Кажется, что их раннее дарование с жадностью поглощает в мгновение то, что у простых смертных тянется це­лую жизнь. Вундеркинд подобен метеору-этой падающей и сгорающей в плотных слоях жизни звезде. Или так: Богу не нужно соперников? Его дерзкие избранники подняли планку совершенства на невозможную высоту… А хочется еще выше. И уже нельзя остановиться. Но дальше… Дальше никому не дозволено. Ибо там, за пределами земного, уже Его чертоги. Что было бы, если бы Моцарт продолжал совершенствоваться в музыке, а Пушкин-в поэзии? Они уже были гениями… А дальше? Как бы мы на­зывали их потом? Богами? Вот тогда встает железной стеной жизнь… Этот человек в чер­ном, нашептывающий: «Остановись, не то мы все погибли…» Как они жили? Кто возьмет на себя смелость сказать об этом с уверен­ностью? Их жизнь обрастала легендами, как снежный ком, катящийся с го­ры. А каждый большой художник имеет право на справедливый портрет. Как было бы просто, если бы машина времени была не только чудесной фантазией человека. Страшно было бы отправиться на ней в бу­дущее… туда, за край бездны, неведения, за которым, возможно, уже нич­то. Хочется в прошлое. Так надежней. Хочется вернуть то, что ушло не­возвратно. Чтобы оно вновь ожило, обрело плоть и дух, снова страдало и радовалось, металось между ошибками и прозрениями и неслось сломя голо­ву за своей несбывшейся сумасшедшей мечтой; «Остановись, мгновение!» Нет ничего фантастичней, чем просто постучать в его дверь и услы­шать в ответ: «Come in, it’s open… Войдите, открыто». И наяву удивиться ласкающему бархату его божественного голоса. И крепко пожать руку, и начать неспешную дружескую беседу о жизни, о му­зыке, о радостях и невзгодах… Но, увы, это лишь фантазия. Пора опуститься на землю. Машины вре­мени нет и пока не предвидится… Но есть книги о нем, есть газеты, сохранились документы… А главное, есть люди — почитатели Марио Ланца, верные и ревнивые хранители его памяти, хроникеры жизни и творчества великого певца. Его помнят, его любят, его боготворят! А может, любовь и память и есть машина времени, сводящая на нет дистанцию между прошлым, настоящим и будущим? А все это, навер­ное, и есть бессмертие. Первыми штрихами к портрету Марио Ланца пусть будут наше восхище­ние и волнение. Чувства, знакомые миллионам его почитателей. Но затем — правда. Не нужно ничего придумывать. Да и каким воображением придумаешь такой голос, такое сердце, такие песни-плоть от плоти его. Как не придумать и его судьбы. Так пусть ведут нас на этом пути познания жизни и творчества худож­ника любовь к нему, человеческое сочувствие к его трагической и прекрас­ной доле. И не забудем заручиться в иом деле поддержкой тех, кому выпа­ло счастье быть рядом с Марио Ланца в счастливые и горестные дни его краткой жизни: его верного друга Терри Робинсона, концертмейстера Конс­тантине Каллиникоса и других, кто оставил о певце искренние страницы воспоминаний. Ни одна книга о великих людях, какой бы обстоятельной и искренней она ни была, не ставит точку в оценке их судеб. Просто автору, как, очевидно, и многим, страстно захотелось попы­таться оживить любимый с детства образ художника и по возможности при­близить его к тем, для кого певец был (а для кого-то еще будет) символом красоты и совершенства».

Послесловие

«Мир не забыл Марио Ланца. Почти все его записи воспроизведены на новейших лазерных дисках. Планету оглу­шают новомодные течения рока, heavy metall… Рождаются но­вые шоу-звезды — талантливые и не талантливые. А что дальше и кто следующий «властелин толпы» — никто не знает. И даже в этом хаосе голос легендарного тенора звучит, живет! И, видимо, будет жить всегда, пока еще существует на свете красота. Пророческими стали слова Артуро Тосканини… Мы слыша­ли многих прекрасных теноров, но голос Марио Ланца так и не нашел себе равных. Кто-то старается ему подражать… Это бессмысленно. Ланца пел не горлом — пел сердцем, а сердцу и душе подражать невозможно. Самое дорогое наследие для детей Ланца — Коллин, Элисы, Дэймона и Марка-имя их великого отца. Они свято берегут это наследие и многое делают на благо памяти Ланца. По их инициативе сегодня работают семнадцать Обществ Марио Ланца, объединяющих огромное число его поклонников. В Филадельфии находится Дом-музей Ланца. Почтить память своего замечательного предшественника приходят сюда выдающиеся певцы наших дней — Пласидо Доминго, Лючано Паваротти, Хосе Каррерас и многие другие. Ежегодно в октябре, в день смерти великого певца Филадельфийское и Британское общества Ланца организуют траурные вечера, посвященные этой дате. В один из таких вечеров я с супругой Тамарой Синявской был в числе при­глашенных. Терри Робинсон торжественно объявил о нашем присутствии и предстоящем выступлении. Многочисленные гости восприняли наше появление с горячим энтузиазмом -впервые за 30 лет в таком вечере участвовали советские певцы. Здесь мы познакомились с очаровательными, очень напо­минающими отца, детьми Марио Ланца и с Терри Робинсо­ном, который после смерти друга воспитывал его двух доче­рей и двух сыновей. Что еще? Создан Фонд Марио Ланца; он призван помогать начинаю­щим молодым певцам. Ежегодно на таких вечерах памяти они делятся своими успехами. В Нью-Джерси, в Музее Славы, в компании великих людей Соединенных Штатов — ученых,, писателей, композито­ров, президентов, общественных деятелей — стоит бюст Марио Ланца. Единственный певец США удостоен такой чести. Именем Ланца был назван пассажирский авиалайнер. В Филадельфии расположен Парк Ланца. В Голливудском музее возвышается восковая фигура Ланца в роли Герцога из «Риголетто» (фильм «Великий Карузо»). Но меня все же волнует другая память о Ланца. Его голос, чудесно воплотившийся почти в восьмистах произве­дениях и в семи фильмах. Столько он сделал за свои 14 лет творческой жизни! Он каждый раз умирал в песне, арии или романсе, что­бы не умереть никогда».

Скачать книгу «Великий Ланца»

 


Комментарии закрыты.

Персональный Сайт

ofsait

Фонд М. Магомаева

Фонд Культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева

На YouTube

Винил - По волнам нашей памяти

Друзья Архива

Лев Лещенко,неофициально Красная книга российской эстрады Блог
Free counters!

Подписаться на обновления

Свежие комментарии