Муслим Магомаев и Тамара Синявская: история 35-летней любви


Muslim_Magomayev_281108Немало женских сердец было разбито, когда красавец Муслим Магомаев женился на красавице-примадонне Большого театра Тамаре Синявской. 35 лет на концертной сцене и в жизни они были вместе.

Тамара Ильинична Синявская до сих пор не может придти в себя после смерти любимого супруга Муслима Магомаева. И всякий раз, когда она слышит его голос, на глаза наворачиваются слезы…

Смерть всегда неожиданна. Даже если человек долго болеет или находится в преклонных годах. Но она вдвойне трагична, когда уходит человек, который был не просто кумиром нескольких поколений, а настоящим другом на протяжении 35 лет.

В последнее время они были неразлучны — избегали тусовок, посещая только хорошие музыкальные вечера с серьезной публикой. Это был замечательный семейный дуэт, в котором голос каждого звучал также ярко и неповторимо, как и на сцене. Даже когда Муслим Магометович был серьезно болен, Тамара Ильинична верила: ее супруг сможет победить недуг, как он побеждал все жизненные невзгоды.

Первое знакомство

Они познакомились в Баку в 1972 году, на декаде русского искусства в Азербайджане, где артистка Большого театра Тамара Ильинична была гостьей. Хотя певица не хотела приезжать в Баку.

Тамара Синявская: «Я безумно не хотела ехать. Но мне сказали, что «надо укрепить бригаду» в Баку. «Я заболела», — отнекивалась я. «Да вы там отогреетесь», — был ответ. Приехала — тепло, фрукты на каждом углу, лук в связках, горы арбузов, дынь, огромные гранаты — тогда это для нас было в диковинку. Так красиво! Я просто влюбилась в город, филармонию, носящей имя великого азербайджанского композитора Муслима Магомаева, деда Муслима, нас подвели друг к другу Роберт Рождественский с супругой.

Он мне протянул руку и очень застенчиво так, потупив взор, сказал: «Муслим». Она улыбну­лась: «И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз».

Муслим Магомаев: » А через несколько дней глава государства Гейдар Алиев распорядился нагрузить яствами паром, курсировавший между Баку и Нефтяны­ми Камнями. Ему хотелось показать гостям этот чудо-го­род на сваях, с домами, магазинами, кинотеатрами.. Когда паром уже отчалил, Гейдар Алиевич своим зор­ким взглядом обнаружил мое отсутствие. Помощники развели руками: «Магомаев почему-то не пришел… И со­листки Большого театра Тамары Синявской почему-то нет…». И этот красавец паром, и наши экзотические Нефтя­ные Камни тогда были нам ни к чему. Нам с Тамарой хо­телось не шумного общества, а уединения: хотелось пого­ворить, приглядеться друг к другу».

И с тех пор они практически не разлучались. Расстались только на год, когда Тамара уехала в Италию на стажировку, а вернувшись, в 1974 году вышла за него замуж. Хотя, по словам Муслима Магомаева знакомство произошло значительно раньше…по телевизору.

Муслим Магомаев: «Наше первое знакомство произошло … по телевизору. Летом я был у моего друга Ивана Семеновича Козловского в Баку. Мы хорошо отдыхали. Смотрели конкурс им. Чайковского. И вот на сцену выходит Тамара. Выглядела она совсем как девочка, которой, может быть, я и не заинтересовался. Она начала петь, и я от изумления даже рот открыл. Помню, я сказал: «Вот это меццо-сопрано! Настоящее!». Она потрясла меня своим искусством!».

От развода до московской свадьбы

Однако во время их знакомства, Тамара была замужем и с мужем были прекрасные отношения…

Т. С. «Муслим — порядочный человек, и для него мой брак был серьезным препятствием. И мне, конечно, приходилось вести себя так, чтобы не обидеть ни того ни другого. Очень мучилась, конечно. У меня с мужем были прекрасные отношения. Но тут… «Любовь нечаянно нагрянет!» Наверное, встреча наша была предначертана».

М.М.:»Романтика ухаживания продолжалась, а вопросы оста­вались: что с нами будет и как? Мы всё не решались сде­лать необходимый шаг. Первый шаг сделала Тамара — она развелась с мужем. А другой шаг…Сидели мы как-то в моем номере в гостинице «Рос­сия». Зашел «на огонек» наш друг, знаменитый худож­ник Таир Салахов. Накрыли стол, начался обычный в таких случаях разговор… И вдруг Таир сказал нам реши­тельно: — Ну что вы ходите-бродите, время тянете? Чего еще испытывать?.. Давайте-ка ваши паспорта. У меня в Союзе художников помощник есть шустрый, он все устроит. — Гипноз Таира был таков, что мы подчинились, молча пе­реглянулись и отдали ему наши паспорта… Это, наверное, судьба. После первой своей женитьбы я боялся скреплять свои отношения с женщинами. А вот в этот раз, не знаю почему, но что-то, видимо, меня толкнуло на этот шаг».

До женитьбы они почти каждый день разговари­вали по телефону. Позже они узнали, что их разговоры с удовольствием слушали телефонистки. Муслим дарил Тамаре огромное количество подарков и цветов, вместе посещали банкеты.

Т.С.: «Был случай, когда Муслим, возвращаясь с какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Я пела Любашу в «Царской невесте», и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли огромный букет — меня за ним не было видно. Там было сто пятьдесят четыре гвоздики! Представляете, что это за букет? Весь зал ахнул. И, конечно, когда он появился в ложе, зрителям было не до оперы. Весь зал шумел. Когда я, например, своим подругам рассказывала, что Муслим мне присылал цветы в Италию, они сидели и плакали. Потому что у нас, в лучшем случае, дарят цветы до женитьбы, а после, ну если кто, так сказать, хорошо воспитан, из интеллигентных семей, может быть, к празднику 8 марта. А так просто принести цветы для жены — это довольно редкое явление. А ведь это праздник, когда чуть-чуть, на сантиметр, но ты поднимаешься над землей. И вроде у тебя сегодня что-то необычное. Это очень хорошо не только для женщины, это очень хорошо для мужчины. Мужчина еще больше становится мужчиной, когда он дарит цветы женщине. Муслим до сих пор дарит мне цветы».

Они расписались 23 ноября 1974-го года. Свадьбу решили «тайно» отпраздновать в московском ресторане «Баку», но не получилось. 100 человек сидело в зале, за столом, а более 300 поклонников толпилось за окнами. В зал они, естественно, не могли попасть, поскольку он был закрыт для других посетителей. Люди стояли на морозе и ждали, когда Муслим начнет петь. Он попросил открыть большие окна и пел им 40 минут через открытые окна, а потом два месяца ходил с бронхитом. А затем было десятидневное свадебное путешествие, оно прошло в Баку, где Гейдар Алиевич устроил им свадьбу в узком кругу у себя на даче

Т. С.: «Я коренная москвичка, но меня приняли в Азербайджане, как гялин. Гялин — это невестка всего Азербайджана. Поскольку Муслим — сын всего Азербайджана, поэтому я — невестка всего Азербайджана».

Свадебный поезд Гейдара Алиева для Муслима Магомаева

Из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»

«Когда Гейдара Алиева перевели в Москву, среди его много­численных обязанностей как первого заместителя Предсе­дателя Совета Министров СССР было и курирование культуры…

Еще в пору моей холостяцкой жизни Гейдар Алиевич часто говорил мне: «Тебе давно пора жениться! Ведешь себя плохо». Дело в том, что в Москве, где у меня не было своего жилья, я сначала обитал в гостинице «Россия». Стоило это достаточно дорого, и тогда дядя Джамал предложил мне: «Перебирайся в гостиницу постпредства. Здесь тебе будет подешевле». Действительно, оказалось подешевле, но зато я был, по сути дела, под надзором. Алиеву, минуя дядю Джамала, докладывали о моем пове­дении: кто, когда ко мне приходит, с кем я вожу дружбу, сколько мы выпили, до какого часа засиделись, когда мои гости разошлись… Сообщали о том, что мальчик гу­сарит, погуливает… Потому Гейдар Алиевич и уговаривал меня жениться.И вот пришло время сказать ему: «Гейдар Алиевич, женюсь!» Он обещал принять нас с Тамарой, поздра­вить. Жили мы с ней тогда в гостинице постпредства. Собрались с друзьями у нас за столом, но ждали при­глашения к Гейдару Алиевичу. Наступил вечер, а его все не было. Я знал, что на следующий день Алиев должен был уезжать, и решил, что для встречи с нами у него просто не хватило времени. Потому мы позволили себе погулять до четырех утра. Мой помощник, администра­тор нашего оркестра Феликс в пять утра принес хаш, и мы стали его есть, чтобы обрести новые силы. Вдруг ча­сов в девять раздался звонок. Слышу строгий голос дяди Джамала:

-Подготовься, Гейдар Алиевич ждет вас с Тамарой в своем кабинете… Днем он уезжает.

-Дядя, я сейчас не очень готов. То есть я, конечно, готов…

Дядя Джамал сразу все понял, но одернул меня, при­казал немедленно принять душ, пожевать чаю, чтобы от­бить запах чеснока, лука и прочих приправ, и выглядеть «как огурчик».

Естественно, я смог исполнить только первые два ука­зания строгого дяди. Что же касается огурчика, то… В лучшем случае я был похож на маринованный…

Пришли мы в здание постпредства. Тамара осталась в приемной, а я по возможности бодро пошел первым в кабинет к Алиеву. Он посмотрел на меня с удивлением:

-Что это у тебя с лицом?

-Я, Гейдар Алиевич, жену к хашу приучал…

-Ну что ж… Поздравляю вас от всего сердца. А посидеть, если хотите, можем в поезде — прокатитесь со мной до Тулы. Тогда уж и тосты будут, и «горько». А во­дитель за вами поедет туда…

Проехались мы тогда с ветерком. Это был настоящий свадебный поезд: хороший стол, необычная, но очень милая обстановка… Так с легкой руки Гейдара Алиевича мы с Тамарой и мчимся по жизни на своем поезде вот уже четверть века…»

Кто в доме хозяин или особенности семейной жизни

М. М.: «В семейной жизни есть очень хороший момент, он заключен в том, что человек узнает истинную цену тем людям, которые были рядом. И остаются рядом только самые, самые, самые».

Муслим Магомаев был главным в семье, потому что считал, что женщина все равно существо слабое.

М. М.: «Если женщина — глава семьи и командует в доме, мне сразу кажется, что мужчина должен быть какой-то шибздик, маленький, щупленький, в очках, который выносит ведра с мусором, стирает…

Т. С.: А женщина — как на скульптуре Мухиной.

М. М.: Конечно, мужчина должен уметь все делать — на всякий случай, если надо жене помочь в чем-то. Но быть под каблуком — это, знаете…

Т. С.: Надо, чтобы жена, не дай Бог, не стала товарищем. Уж лучше госпожой. Потому что это обращение сохраняет какую-то дистанцию. А когда «товарищ», то ты можешь свою жену, как собутыльника, хлопнуть по плечу — не надо так. Вообще мы с Муслимом очень долго были на «вы». И я старалась это сохранить, потому что такое обращение устанавливает какую-то дистанцию, свидетельствует об уважении друг к другу. А женщинам, я считаю, надо избавиться от повелительных интонаций в голосе, тогда муж будет делать все…Единственное, что не может Муслим делать однозначно и стопроцентно, — это мыть посуду. Но зато он очень вкусно готовит, но только под настроение. Однажды мороженое сделал из фанты. Очень необычное получилось угощение, гостям понравилось

Секрет любви Муслима и Тамары

Никто до сих пор не вывел настоящую «формулу любви», а истории неблагополучных браков, полных скандалов и разрывов, встречаются на страницах прессы гораздо чаще, чем истории браков счастливых. И может быть, дело не в том, что о скандалах и разводах читать интереснее, а в том, что почти невозможно раскрыть тайну идеального союза…

Тамара Ильинична ласково называла супруга то Кутиком, то Мусиком, то Тяпой. Муслиму даже становилось неловко, когда Тамара иногда обращалась к нему так в общественных местах. Хотя самой нравилось, чтобы Муслим обращался к ней исключительно по имени. Но все же, как в семье обойтись без разногласий? В первое время после женитьбы они часто ссорились, иногда доходило до развода. И в таком случае, Муслим Магомаев, как ни странно, уступал.

Т. С.: «И он меня этим, собственно, и покорил. Потому что вообще в принципе должна уступать женщина, потому что она мудрее. Вы обратили внимание, что больше всего ссор происходит именно в семье, между самыми любящими, родными и близкими людьми? Если помудреть пораньше, у нас бы многого плохого могло не произойти с Муслимом… Я считаю, что это была моя вина. Потому что я сейчас немножко поумнела, помудрела. А он всегда поступал очень мудро, просто я этого не замечала».

М. М.: «Я не скандалил, сидел у себя в квартире, успокаивался или же просто брал билет и уезжал в Баку. Я думаю, что секрет в том, что браки заключаются на небесах. Потому что иначе мы могли бы давно развестись и разойтись в разные стороны, но что-то все время удерживает и создает равновесие. Мне трудно сформулировать, что такое любовь, но вот если с Тамарой что-нибудь случается или она заболевает, я места себе не нахожу. Она просто неотъемлемая часть меня. Если она нездорова, то, значит, и я нездоров. А вообще-то у меня характер не из легких. Вообще дипломатия между мужем и женой должна быть. Дипломатия, может быть, не очень подходящее сюда слово, но в какой-то степени надо уметь уступать. Трудно, я понимаю. А для меня, восточного человека, особенно трудно было. Еще повезло, что у меня характер вспыльчивый, но отходчивый».

Т. С.: » Пройдя уже какой-то определенный и очень даже большой отрезок жизненного пути вместе с Муслимом, мне, например, до сих пор с ним интересно. Он человек непредсказуемый. Муслим сейчас раскрывается совершенно по-новому. Это не тот Муслим, которого и я знала, и знала вся страна. Это абсолютно другой человек… Слава Богу, что у него непростой характер. У талантливых людей и не бывает все гладко. Но самое главное, он не злопамятный, очень быстро отходит, очень добрый, скромный человек… Нас больше объединяют общие интересы и во многом похожее отношение к жизни, к людям. В каких-то вопросах мы расходимся, но на многое, самое глубинное, смотрим одинаково.

М.М.: Да мало ли мужчин, которые по гроб жизни любили своих жен и при этом не могли объяснить, за что. Вопрос «За что?», мне кажется, вообще из другой оперы, не про любовь. Да, прекрасная певица, прекрасная женщина! Но все это другое дело. Иногда бывают ссоры. Хотя даже ссорами их не назвать. Скорее размолвки. Я вообще не понимаю семьи, в которых все очень благополучно. Тишь да гладь. По-моему, это уже какое-то равнодушие. Между людьми, которые живут под одной крышей, смотрят вперед, должны быть и споры, и ссоры — все, что сопровождает совместный путь.

Романтика на даче

Семейная пара часто жила на даче в Подмосковье, но Муслим не любил там отдыхать, потому что его тянуло в Москву, к любимому компьютеру и интернету, за которым он и отдыхал по — настоящему. А на даче Муслим любил писать музыку, делать аранжировки и рисовать картины. Среди его художественных произведений портреты Гейдара Алиева, Людвига Ван Бетховена, Петра Чайковского, Сергея Рахманинова, Джузеппе Верди Талантливый человек талантлив во всем. В этом очередной раз убеждаешься, когда смотришь на живописные работы. Помимо художественных полотен, создавал скульптуры и работал в графике. А в это время Тамара аккомпониировала ему на рояле. Хотя со временем, отдых на даче ему все же стал по душе, тем более что он купил себе ноутбук.

М.М.: » Я люблю на даче сидеть на балконе, дышать воздухом, бродить по лесу. Тамара радуется, что есть своя зелень к столу, а мне кажется, лучше на рынке все купить. Видимо, я очень городской человек. У нас довольно скромный дом — одноэтажный, но широкий. Загородом такая тишина, покой, цветочки, как будто ты уже умер. (Смеется.) На самом деле летом в жару люблю сюда приезжать, в бассейне по плавать. Я человек не пассивного отдыха и никогда в жизни не был в санаториях. С Тамарой мы всегда отдыхали в Баку, на берегу моря. Гейдар Алиев предоставлял нам один домик среди правительственных дач. Купались, ели шашлычок под водочку, поправлялись на несколько килограммов, а потом возвращались в Москву и худели».

Муслим Магометович всегда был готов оторваться от ноутбука, чтобы полюбоваться садом. Это их с Тамарой Ильиничной самая настоящая гордость — зелёный мир, где поместился и кусочек настоящего леса с грибами, и альпийская горка с фонтаном, и газоны, и пруд, и маленький огород, на котором растут огурцы, морковь, кабачки. А ещё — великолепный сад с 30 видами деревьев и кустарников — от яблони и боярышника до экзотического манчжурского ореха. К одной из елей специально подвели электричество, чтобы зажигать огни на Новый год. Самое же необычное растение в их чудо-саду даже названия не имеет. Однажды Магомаев нашёл на дороге непонятную веточку с листочком, на авось воткнул в землю на участке. И выросло огромное дерево, перед которым разводят руками опытные садоводы, а потому именуется оно неопознанным объектом. Но всё же самые любимые деревья — те, о которых сложены песни: клён, рябина, берёза, каштан. А в холодные осенние вечера хозяева дачи любят посидеть у камина, где, как говорил Муслим Магометович, «никто не мешает нам размышлять, думать о будущем или вспоминать прошлое».

В статье использованы материалы из азербайджанских и российских СМИ, а также из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»

Азербайджан, Баку, 24 октября /корр. Trend Life Вугар Иманов/


Комментарии закрыты.

Персональный Сайт

ofsait

Фонд М. Магомаева

Фонд Культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева

Друзья Архива

Лев Лещенко,неофициально Красная книга российской эстрады Блог
Free counters!

Подписаться на обновления

Свежие комментарии