Невероятные события 40-летней давности из жизни Муслима Магомаева



30 октября 2008, 13:04

arhiv45Далеко не все знают, что кроме родного Баку и Москвы, в жизни Магомаева был еще один судьбоносный город — Ростов-»папа». После концерта в Ростове в конце 60-х годов певец мог попасть на тюремные нары. «Комсомолка» нашла очевидицу тех событий, бывшего директора Ростовской филармонии Эмму Вагановну Агопову, которая рассказала о невероятных событиях 40-летней давности.

«-Как директор филармонии я познакомилась с Муслимом Магометовичем в 1973 году, когда он давал свой концерт во Дворце спорта. Помню, что очень боялась — мало ли как поведет себя самый молодой в истории заслуженный артист СССР. Ведь в то время его слава гремела уже далеко за пределами родины, а по всему Союзу у Магомаева были миллионы поклонников.

Но как оказалось, никакой звездной болезнью Магомаев не страдал. У Дворца спорта в то время была обычная старенькая «Волга», на которой его и музыкантов встретили в аэропорту, а потом повезли в гостиницу «Ростов». Так как до концерта оставалось время, Магомаеву устроили экскурсию на Левый берег Дона с обедом в лучшем на то время ресторане. Несмотря на огромное меню, Магомаев пообедал весьма скромно, отказавшись от крепких напитков.

- Мы просто сидели с ним за столом и разговаривали, — вспоминает Эмма Вагановна. — Вот именно тогда он мне и рассказал, как предыдущий его визит в наш город чуть не поставил крест на его творческой карьере. Бывший директор Филармонии Артур Михайлович Луковский через свои связи в Москве договорился о концерте Магомаева в Ростове. В то время сделать такое считалось практически невозможным, ведь тот был самым востребованным артистом СССР, за которым гонялись директора всех филармоний крупных и мелких городов. Заполучить такого артиста к себе в гости было мечтой каждого. Здесь же Магомаев сразу согласился выступить, причем не в Филармонии или в другом зале, а на самой большой площадке города — стадионе, который вмещал 45 тысяч человек.

Ростовчане, узнав, что будет концерт маэстро, раскупили все билеты в кассах буквально за сутки. Сначала планировалось, что Муслим Магомаев споет только в одном из трех отделений, исполнив восемь произведений. Но вместо одного отделения Магомаев провел на сцене больше двух часов, исполнив два десятка песен. Публика была в восторге, а Магомаев после концерта получил не 202 рубля, которые тогда были положены по закону за выступление в одном отделении, а 606 рублей. Вот эта сумма позже и сыграла с певцом злую шутку. Когда Муслим был во Франции, ему позвонил друг и посоветовал не спешить возвращаться в СССР.

ОБХСС откуда-то стало известно о полученных в Ростове деньгах, и против него даже было возбуждено дело. Магомаев вернулся, но попал под горячую руку Фурцевой. Министр культуры издала указ, запретивший певцу любые гастроли, как в СССР, так и за границей. Неизвестно, чем бы эта история закончилась, если бы Магомаева не захотел увидеть на одном из мероприятий руководитель КГБ Юрий Андропов. Он лично попросил Фурцеву пригласить Магомаева, а когда та рассказала об истории с ОБХСС и деньгами, то Андропов сказал, что у его ведомства никаких претензий к певцу нет. Это именно будущий генсек дал зеленый свет дальнейшим концертам Магомаева.

- Когда Муслим мне это все рассказывал, он очень сильно смеялся над этой ситуацией, — продолжает Эмма Вагановна. — Сказал, что именно благодаря Ростову его карьера пошла вверх еще быстрей. А на память подарил мне открытку со своим фото и написал: «Самой очаровательной директрисе…».  И пластинку с автографом.

Всего в Ростов Муслим приезжал с четырьмя концертами. Помимо стадиона и Дворца спорта, он выступал в Филармонии и в Зеленом театре. Был еще объединенный концерт в Доме офицеров, который организовали специально к визиту на Дон Никиты Хрущева. Последний раз Муслим Магомаев был в Ростове три года назад вместе со своей супругой Тамарой Синявской. Это было их совместное выступление, и он, как и в молодости пел свои лучшие песни и аккомпанировал Тамаре на фортепиано.

ДОСЛОВНО

А вот, что вспоминает о событиях в Ростове сам Муслим Магомаев в своей автобиографической книге «Любовь моя — мелодия», изданной в 1999 году издательством «Вагриус».

«Ростовская филармония испытывала трудности — у нее не было денег: концерты ее артистов не давали сборов. Намечались гастроли в Москве  ансамбля донских казаков, а у артистов не было приличных костюмов. И Леонидов предложил мне выручить ростовчан — поехать туда и спеть на стадионе. За сольные концерты в обычных залах мне платили тогда двести рублей.

Леонидов сказал: «Тебе предлагают тройную ставку, если споешь на стадионе для сорока пяти тысяч человек». Уверил, что даже есть официальное разрешение министерства. Если артисты за исполнение двух-трех песен для такой многотысячной аудитории получают тройную ставку, то я за сольный концерт тем более могу получить ее. Все было логично. Но на деле никакого официального разрешения министерства не существовало.

Тогда уже практиковались выступления ведущих наших артистов и известных иностранных гастролеров для большой аудитории — во Дворцах спорта, на стадионах. Но концертные ставки для исполнителей оставались такими же, какими они были и при выступлениях в обычных небольших залах. Когда к Фурцевой обратилась одна наша очень популярная певица с просьбой изменить подобную практику при расчетах, министр ответила отказом, сославшись на то, что из-за двух-трех суперизвестных артистов не будут пересматривать ставки.

Итак, я согласился на сольный концерт в Ростове-на-Дону. Это выступление запомнилось мне по разным причинам. По замыслу организаторов концерта я должен был после его окончания совершить вдоль трибун круг почета в открытой машине. Вдруг с одной из трибун навстречу мне ринулась толпа моих почитателей. К ним сразу присоединилась публика с других трибун. Не успел я опомниться, как машина оказалась в плотном кольце. Милиция ничего уже не могла сделать. Началась давка, послышались крики, визг… Машина стала уже потрескивать от напора людей. Я подумал: ну все, конец… Водитель решился потихонечку двинуться с места — другого выхода у нас просто не было.

Люди, боясь быть раздавленными машиной, начали расступаться перед ней, тесня напиравших сзади. Кое-как нам удалось выбраться и уехать со стадиона. Говорили, что в тот вечер в толпе не обошлось без травм. С тех пор я не делал никаких кругов почета.Я спел сольный концерт на стадионе в Ростове-на-Дону, получил за него свои кровно заработанные шесть сотен, расписавшись при этом в официальной бухгалтерской ведомости, то есть — с учетом всех положенных вычетов. Эти-то деньги за концерты на стадионе и стали мне инкриминировать, словно я получил в Ростове огромный гонорар. Начали выяснять — что к чему, заинтересовались деятельностью концертных администраторов. Дело раскрутилось. Естественно — информация об известных людях распространяется моментально, да еще и обрастает при этом самыми невероятными подробностями.

Вот такую «веселую» весточку получил я из Москвы, сидя в своем номере в парижской гостинице. И такая меня взяла тоска, что впору было напиться. Хорошо еще, что тогда в Париже находился мой брат Кемал: приехал из Швейцарии, когда из газет узнал, что я буду выступать в «Олимпии»…»


Комментарии закрыты.

Персональный Сайт

ofsait

Фонд М. Магомаева

Фонд Культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева

Друзья Архива

Лев Лещенко,неофициально Красная книга российской эстрады Блог
Free counters!

Подписаться на обновления

Свежие комментарии