О море, море…

Муслим Магомаев, Геннадий Козловский и история их песни «Синяя вечность»

Зрительским голосованием на популярном телешоу “Достояние республики” в августе 2012 года, лучшей из лучших признана песня Муслима Магомаева “Синяя вечность”, написанная самим певцом на стихи Геннадия Козловского.
Вот и всё о поэте, друге Муслима Магомаева.
Не густо.

Поэтому на различных интернет–форумах можно встретить и такое:
“…Только слова самой песни написал не Магомаев, а поэт Геннадий Козловский, и он вовсе не бакинец … у него эти ассоциации связаны с романтической повестью Александра Грина “Алые паруса”, которая была написана на берегах Балтики в революционном Петрограде”.

Козловский Геннадий Владимирович – мой друг, коренной бакинец.
Родился в 1936 году, окончил бакинскую школу № 160, а затем и Азербайджанский Политехнический Институт. Инженер – теплотехник.
В 1971 году переехал на работу в Москву.
Но при этом оставался бакинцем до конца жизни.
Прекрасный человек, искренний друг, высоко эрудированный и музыкально одарённый – таким Гена запомнился всем, кто его знал.

Gennady_tamara_muslimЗадолго до переезда в Москву, в 1965 году, Геннадий близко подружился с Муслимом Магомаевым, и дружба эта продолжалась вплоть до самой смерти Гены.
По предложению Муслима в 1979 году он стал директором Эстрадно–симфонического оркестра Азербайджана под художественным руководством Муслима Магомаева и проработал на этой должности вплоть по 1990 г.
В 1991 году с семьёй эмигрировал в США.
В 1998 году скоропостижно скончался.

Так судьбе было угодно, что сын Геннадия – Александр женился на дочери Муслима – Марине, у них растёт прекрасный сын.
Но это всё случилось уже без Гены.
Ниже я привожу воспоминания Александра Козловского об истории написания песни «Синяя вечность», подготовленные им по моей просьбе специально для этой статьи.

Oднажды, летним вечером 1965 года, дверь нашей квартиры распахнулась и ввалилась компания во главе с другом моих родителей Викой Трояновским. Среди пришедших с Викой в тот вечер был Муслим Магомаев, как бы по мановению волшебной палочки вдруг сошедший с экрана тогдашнего черно-белого телевизора. Так началась дружба моего отца с Муслимом, оказавшая огромное влияние на всю нашу жизнь и продлившаяся вплоть до кончины моего отца в марте 1998 года. Их творческое содружество – сотрудничество увенчалось несколькими песнями, об одной из которых я хочу рассказать.

Одним из летних вечеров 1969 года у Вики дома собралась компания. Было шумно, очень интересно и весело. Вдруг Муслим попросил ручку и что-то стал записывать на салфетке.
Записав, спрятал салфетку в карман.

Сейчас, по прошествии стольких лет, понимаешь – какая же это жалость, что та салфетка не сохранилась. Это была реликвия-клавир песни «Синяя вечность».

Муслим знал, что отец увлекается поэзией, и предложил подумать над текстом к этой мелодии.
Муслим наиграл и напел мелодию на наш магнитофон, чтобы отец мог всё время слушать и переслушивать мелодию.
Через некоторое время отец вдруг сказал: “Муслим, а как тебе такая строчка — «… О, море, море!»?”
Муслим опять сел к инструменту и запел: “О, море, море..”. Всем очень понравилось.
Так родилась первая строка припева.

Вскоре Муслим принёс отцу записанную у себя дома окончательную версию – то есть со вступлением, двумя запевами, двумя припевами, проигрышем и финалом. Музыкальная форма была полностью готова!

В течение нескольких дней у нас в доме, почти непрерывно звучала эта магнитофонная запись. Отец, охваченый вдохновением, писал вариант за вариантом. Звонил Муслиму по нескольку раз в день и начитывал очередной вариант по телефону …

Через несколько дней в квартире Муслима все мы услышали текст (первую версию) песни «Синяя вечность». В отличие от окончательного варианта, который был впоследствии записан Муслимом на радио и телевидении и ныне известен всем, первоначальный вариант имел несколько иной текст. В нём в процессе «полировки» были внесены некоторые изменения. Вот, например, как звучал самый первый вариант припева:

О, море, море, грудью о скалы
Ты разбиваешь и горе и боль,
Море возьми меня в дальние страны,
В дальние страны к любимой Ассоль!

Муслим поставил лист с текстом песни на рояль, сел, заиграл и запел. Мягкий, субтоном спетый запев, мощный взлёт в припев, восхитительный проигрыш – фантастическая динамика от пианиссимо в запеве до фортиссимо в припевах, особенно в финальном и мажорная кода. Одним словом, восхищению не было предела!
Муслиму понравилась идея как бы “Алых парусов”. Впрочем текст менялся, постепенно превращаясь в то, что потом и стало “Синей вечностью”. Особенно обсуждались строчки “Ты разбиваешь и горе, и боль” и “Море, возьми меня в дальние страны”.

Муслим сказал, что стихи замечательные, но нужно всё переделать. Отец остолбенел, потому что если замечательные, то почему переделать?
- “Геночка, переделать надо потому, что в таком виде стихи ни один xудсовет не примет”.

Началась очередная переделка текста.
Работа над песней настолько увлекла и захватила отца, что любая, даже не существенная поправка к тексту доставляла ему удовольствие…
Второй куплет родился очень быстро и почти не переделывался.

Грустные звёзды в поисках ласки,
Сквозь синюю вечность летят до земли,
Море навстречу им в детские сказки
На синих ладонях несёт корабли. (Муслиму особенно понравился образ “синих ладоней” моря)
О, море, море, преданным скалам
Ты не надолго подаришь прибой
Море, возьми меня в дальние дали
Парусом алым вместе с собой. (к удовольствию Муслима, тему алых парусов отец сумел сохранить)

Sinaya-Vechnost-front  Sinaya-Vechnost-Back

В семейном архиве хранится фотография, которая так и называется “Синяя вечность”.
На фотографии Муслим и отец в момент работы над текстом. На обороте фотографии рукой отца написано: “Синяя вечность” – 1969 год.

Через некоторое время Муслим в очередной раз улетел в Москву.
А ещё через пару недель, в одно субботнее утро, у нас раздался телефонный звонок:
- Включите Москву. Передача называется “С Днем рождения”.
Включаем, смотрим…

И вот на экране ведущие … Иванов: “Дорогие друзья, у нас сегодня очередной день рождения, но он не совсем обычный, у нас сегодня день рождения песни…
Стихи Геннадия Козловского, музыка Муслима Магомаева – “Синяя вечность”. Поёт Муслим Магомаев.”

Голос Муслима можно было сравнить с морской стихией: лиричный, как море в штиль, мощный, словно девятый вал. И как морская волна – с богатейшей палитрой оттенков.
Он пел всегда от всего сердца для всей страны, для всех и для каждого.

Море вернулось говором чаек,
Песней прибоя рассвет пробудив.
Сердце, как друга, море встречает,
Сердце, как песня, летит из груди.
О, море, море, преданным скалам
Ты ненадолго подаришь прибой.
Море, возьми меня в дальние дали
Парусом алым вместе с собой.
Грустные звёзды в поисках ласки
Сквозь синюю вечность летят до земли.
Море навстречу им в детские сказки
На синих ладонях несёт корабли.
О, море, море, преданным скалам
Ты ненадолго подаришь прибой.
Море, возьми меня в дальние дали
Парусом алым вместе с собой.
С собой!

А дальше уже, как говорится, всё принадлежит истории.

Прошло более 40 лет с тех пор. Отец с Муслимом писали ещё песни, среди которых “Последний аккорд” и “Принцесса снежная” были включены в репертуар Муслима Магомаева.
Отец писал стихи вплоть до последних дней, в семье хранится его стихотворный архив, и меня до сих пор не оставляет мысль о том, что он родился, всю жизнь прожил и ушёл от нас – поэтом!

Недаром говорят, “когда встретишь хорошего человека нужен час, чтобы его понять, день, чтобы полюбить и вечность, чтобы забыть”.
Никогда не забудутся Муслим Магомаев, Геннадий Козловский и их песни. Они переживут века.

Огромная благодарность Александру Козловскому за неоценимую помощь в подготовке этого материала и предоставлении фотографий из семейного архива.

Лев Воловик


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>