Песня для нас

/

Скан статьи в pdf формате

smena1Такой лаконичной афиши в Москве не видели давно: Дворец спорта — концерт

Муслима Магомаева. Надо быть очень большой знаменитостью, чтобы так спокойно и коротко сообщили о твоем намерении предстать перед залом на 17 тысяч зрителей. Американский балет на льду, выступавший в этом же зале, рекламировал себя куда более громко, но билеты все-таки были. На два концерта Магомаева билеты распроданы- полностью, и их еще не хватило.

Знаменитости — 22 года. Знаменитость — симпатичный и очень скромный юноша в черной рубашке и синих джинсах, типичный студент по внешности и по манерам. Солист Азербайджанского театра оперы и балета комсомолец Муслим Магомаев еще не привык к интервью, еще не умеет говорить гладкие фразы «о своих творческих планах», да и «план» у него всего один:

— Я очень хочу петь как можно больше и как можно лучше. Потому что я очень люблю петь.

И чем больше Муслим поет, чем известнее становится, тем больше занимается, чтобы «петь лучше».

Полуанекдотический тип надутого «любимца публики», отупевшего от славы «оперного премьера», отошел в прошлое. Наши новые оперные ♦ звезды», а их сейчас вспыхнула целая плеяда,— это такие же молодые специалисты, каких можно встретить среди геологов, конструкторов или физиков. И все же Муслима Магомаева в его 22 года можно назвать оперным премьером и любимцем публики, только без кавычек.

Спросите на радио, спросите на телевидении. Вам расскажут, сколько тысяч писем приходит а просьбой «завести» полюбившегося артиста. Но вам тут же скажут, что стоит артисту зазнаться, начать халтурить, пренебрежительно относиться к тем, кому адресовано его искусство, количество писем резко падает. Сегодня почта Муслима Магомаева бьет рекорд, и в Муслиме есть что-то такое, что внушает уверенность: это надолго.

Муслим с рождения был «посвящен» музыке, но никто не ожидал, что он станет певцом. Азербайджанская государственная
филармония в Баку носит имя Муслима Магомаева: это его дед, замечательный азербайджанский композитор, автор первых национальных опер. И маленького Муслима начали, разумеется, учить . музыке. Вокруг — артистическая среда, внимание к каждому шагу мальчика, но жизнь не была легкой. Год рождения — 1942-й. Война. Отец — художник, но в те суровые годы он стал солдатом. И погиб за несколько дней до победы. Мать — актриса, она все время занята, все время в разъездах.

Мальчик учился играть на рояле, а чувства, которые зрели в сердце, искали еще и другого выхода — искали более непосредственного выражения. Вот тогда он запел. Еще не думая о пении как о профессии. Рядом с музыкальной школой — клуб моряков: здесь состоялся певческий дебют Муслима: очень хотелось спеть для собравшихся здесь замечательных людей. Муслим все еще занимался на фортепьяно и пробовал силы в сочинении музыки, но пение увлекало все больше и больше. Любителям музыки нравился его красивый голос, а ему самому нравилось, что от хорошей песни люди становятся бодрее, жизнерадостнее.

— Мне нужно донести до слушателя не голос, а исполняемую вещь,— говорит Муслим. Это — желание активно воздействовать на людей. С этого желания и начинается искусство.

smena3Но голос — тонкий и сложный инструмент, и чтобы владеть им, мало желания и мало природной одаренности. Нужен умный педагог, тонко чувствующий индивидуальные особенности «материала». Муслиму поставила голос преподавательница Бакинской консерватории Сусанна Микаэлян, и сделала это мастерски. С. Микаэлян научила его понимать свой голос, свободно владеть им, не быть его рабом. Потому-то певец и может теперь позволить себе думать не о голосе, а о пении, о смысле исполняемой вещи.

В восемнадцать лет Муслим начал работать как профессиональный певец с эстрадным оркестром. Простые песенки, веселые и грустные. С них начался успех. И, конечно, первой заметила Муслима молодежь. Простой парень, сверстник. Он такой же, как мы, и он поет для нас. Комсомол послал Магомаева на Всемирный фестиваль молодежи в Хельсинки.

В финской столице певец из Азербайджана на четырех языках пел песню «Хотят ли русские войны». Он не думал о голосе. Он думал о войне и мире. «Спросите тех, кто воевал…» — он спрашивал отца, которого ему не довелось увидеть. Он пел «Бухенвальдский набат». Он призывал молодежь всей земли: берегите мир.

Магомаев вернулся- из Хельсинки лауреатом. В Баку он продолжает учиться в консерватории и одновременно поступает на работу в оперный театр.

Начинается новая жизнь. Молодой оперный артист зарабатывает гораздо меньше, чем солист эстрадного оркестра, но не это было для него определяющим. Труднее другое: после залитой огнями эстрады, где ты центр внимания, а поешь порой несложные по музыкальному материалу песни, которые легко усваиваются слушателями, нелегко привыкать к исполнению второстепенных ролей в оперных спектаклях, где иногда на твою долю приходится лишь небольшой речитатив. Но хорошо исполнить этот речитатив в ансамбле других солистов, хора и оркестра — задача куда более сложная, чем сделать эффектный «номер» на эстраде. В музыкальном развитии артиста-певца эти трудности как раз и означают шаг вперед, и даже не один шаг, а целый этап. У Муслима — настоящий оперный голос, и хотя он по-прежнему любит популярные песни и будет их исполнять всегда, только в опере он может дать все, на что способен. А это и есть его цель. Не довольствоваться первой славой, первым признанием, а постоянно совершенствоваться.

Недавно Муслим получил замечательный подарок: его в числе других советских молодых певцов послали учиться в Италию, на стажировку в знаменитый миланский оперный театр «Ла Скала». Теперь Муслим много и с увлечением рассказывает об итальянской архитектуре, которая его пленила, о живописи великих мастеров, которой он восхищался в музеях, о природе Италии и ее приветливом народе, но главное он оставляет под конец:

— В «Ла Скала» великолепные педагоги. Они очень внимательно отнеслись ко мне. У меня расширился диапазон голоса, а специальные упражнения дали мне возможность без особого напряжения петь подолгу.

Знали бы вы, как дорожит Муслим этой возможностью! Молодой человек с широким кругом интересов, любитель литературы, живописи, спорта, он тем не менее хотел бы петь с утра до ночи. Заставить его петь «на бис» проще простого.

smena2— Особенно я люблю петь для молодежи, для студентов. Люблю смотреть в зал и видеть, как люди слушают.

Ну что ж, он хочет петь, а мы хотим его слушать. Полное взаимное согласие. Телефон у Муслима звонит беспрерывно. Его зовут в десяток мест сразу. И он хотел бы побывать всюду, куда его зовут. Но…

— Надо еще заниматься.

Всесоюзная слава пришла к Муслиму, как известно, после азербайджанского концерта в Кремлевском Дворце съездов, который передавался по телевидению. Вскоре состоялся и первый сольный концерт Магомаева в зале имени Чайковского.

. Был большой успех. Но были и критические замечания. Муслим помнил их, когда отправился в Италию, помнит их и сегодня. А если бы замечаний и не было, то один суровый критик у Муслима есть всегда — это он сам.

Прошло совсем немного времени с тех пор, как Муслиму начали поручать роли в оперных спектаклях, а он уже исполнитель главных партий в Бакинской опере. Такие взлеты не все переносят легко. Слава опасна. Даже не тем, что она может «испортить», а тем, что она может пройти, как проходит мода. Что тогда? Человек, который жил своей славой и больше ничего не имел за душой, становится смешным и жалким.

Муслим Магомаев не живет славой, поэтому ему она не опасна. Он живет своим искусством, своей любовью к людям и к пению, своей любовью к артистическому труду. Как бы мы с вами ему ни аплодировали, какими бы похвалами его ни награждали,— он всегда будет стремиться отдавать больше, чем получает.

Он молод, у него еще все впереди. Значит, и у нас с вами впереди новые встречи с человеком, который любит петь для нас.

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>